Украл, выпил — на волю! Или это только для женщин? | Новости 24
Business is booming.

Украл, выпил — на волю! Или это только для женщин?

0 15

Украл, выпил — на волю! Или это только для женщин?

Российское правосудие будет двигаться в сторону гуманизации. Прежде всего, в части смягчения наказания для тех, кто совершил нетяжкое преступление. Коснуться эта мера должна лиц, привлекаемых впервые. В особую категорию также выносятся женщины.

На встрече с президентом России Владимиром Путиным председатель Верховного Суда Вячеслав Лебедев рассказал, что вместе с коллегами подготовил законопроект, смягчающий наказание. Он направлен «на гуманизацию правоприменительной практики в отношении женщин, в отношении лиц, которые впервые совершили преступления небольшой и средней тяжести. Конечная цель … заключается в том, что человек, если он впервые привлечён за эти правонарушения, не привлекался бы к уголовной ответственности вообще, чтобы была сначала административная или иная дисциплинарная ответственность. И только в случае повторного совершения этих действий может наступить уголовная ответственность».

Лебедев заметил, что новые изменения должны будут коснуться и женщин, которые совершили нетяжкое преступление, но у которых нет постоянной регистрации. Ранее, как надо полагать, их сажали для того, чтобы они не могли сбежать.

Будут ли предложения Верховного Суда серьезной вехой в гуманизации российского законодательства и правоприменительной практики? Во-первых, обращает на себя внимание, что в отдельную категорию выделяются женщины. Сегодня они и так находятся в привилегированном положении. К примеру, для них нет ни пожизненного, ни строгого режима. Да и на практике сроки они получают намного меньше мужчин за те же преступления.

Но в каком виде законопроект увидит свет, пока не ясно. По словам Вячеслава Лебедева, авторы намерены обсудить его с экспертами и членами Общественной палаты. То есть документ будет дорабатываться.

Контуры будущих изменений можно увидеть в другом законопроекте, внесенном тоже Верховным Судом к рассмотрению парламента. С 2021 г. он находится на рассмотрении профильного комитета по государственному строительству и законодательству. В этом документе в УК РФ вводится совершенно новое для нашего права понятие «уголовный проступок». Им признается уголовно наказуемое деяние, но совершенное впервые по 112 составам преступления, из которых 53 — экономические.

В принципе, преступлениями средней тяжести сейчас считаются те, что предусматривают максимальное наказание в виде пяти лет лишения свободы либо десять лет, если преступление совершено по неосторожности. К ним, например, относятся хранение взрывчатых веществ, а также убийство человека вследствие нетрезвого вождения. Страшно представить себе родственников жертвы, которые увидят выходящую из суда преступницу, на том лишь основании, что пьяным водителем оказалась женщина.

Но, оговоримся, в рассматриваемом в Госдуме законопроекте, где фигурирует «уголовный проступок» речь идет не о таких преступлениях. Прежде всего, это кража, мошенничество, незаконная торговля драгоценностями, махинации с документами

Правда, возникает подозрение, что как раз эти нормы смогут использовать криминальные сообщества. Для исполнения своих замыслов им надо просто будет вербовать женщин…

Адвокат Дмитрий Аграновский считает, что настоящая гуманизация возможна только в случае очень серьезных изменений всей правовой системы:

— Мы, конечно, должны стремиться в ней к равноправию полов. Но в какой-то степени цель достигнута. Я вспоминаю свои процессы по делам, связанным с деятельностью запрещенной партии и другим околополитическим делам. И здесь никакой дискриминации не было, женщинам давали наказание ничуть не меньше, чем мужчинам.

Конечно, гуманизацию законодательства в целом можно только приветствовать. И стоит надеяться, что это в свою очередь приведет к более гуманному отправлению правосудия.

Главная проблема сегодня в том, что система обладает очень малым числом признаков состязательности. И стороны совершенно неравноправны и неравноценны в своем весе. Адвокаты совершенно не равны стороне обвинения, за которой вся мощь государства.

«СП»: Сейчас хотят впервые совершивших преступление не карать так строго.

— В свое время была такая норма, как прекращение дела в связи с изменившимися обстоятельствами. Мне интересно, как это будет работать сейчас. С трудом верится, что женщин или впервые оступившихся будут автоматически освобождать от уголовной ответственности или прекращать дело. Скорее всего, это оставят на усмотрение суда. То есть это прощение человек должен будет «заработать». Например, возмущением ущерба, признанием вины. В принципе, это можно только приветствовать.

Соответственно, если будет требоваться раскаяние, то вряд ли будет снисхождение для женщин, участвующих в деятельности преступных группировок. О каком раскаянии здесь можно говорить?

Думаю, на практике смягчение законов не приведет к разгулу безнаказанности. И стоит приветствовать гуманизацию законодательства, тем более, если она исходит от самого Верховного Суда.

«СП»: Глава ВС обмолвился, что речь идет и о женщинах без регистрации.

— В принципе само по себе отсутствие регистрации не должно служить основанием для взятия под стражу. Это и распространенная европейская практика. Это и практика Верховного Суда. Мы движемся в правильном направлении, пока только в отношении женщин.

«СП»: Законопроект «об уголовном проступке» давно лежит на рассмотрении профильного комитета Госдумы без движения.

— На мой взгляд, это правильно. Исходя из нашей и общемировой практики, понятие «уголовного проступка» не нужно. Есть уголовная ответственность, есть административная. В рамках имеющегося законодательства можно разобрать любое дело.

Еще раз подчеркну, что главное — состязательность сторон. Чтобы невиновный человек мог доказать свою невиновность даже по тяжким статьям. Вот камень преткновения. Смягчение же отдельных статей вряд ли чего-то даст.

«СП»: Может, стоит обратить внимание на практику суда присяжных?

— Сейчас суды присяжных в составе шести человек появились и в районных судах. Практика суда присяжных в последнее время несколько расширилась, это стоит приветствовать. И такие суды показывают свою эффективность. Я бы эту практику расширил.

«СП»: В американских фильмах показано, что даже бракоразводные процессы иногда рассматриваются присяжными.

— В США даже арестовывают по решению присяжных. Сейчас судьба человека в районном суде фактически решается в одиночку. А в советское время помимо судьи было два народных заседателя. И это была очень эффективная система правосудия. На мой взгляд, ликвидация народных заседателей серьезная ошибка и большой шаг назад.

Я бы вернул заседателей, а юрисдикцию суда присяжных расширил. Правосудие должно приближаться к народу, а не отдаляться от него.

«СП»: То есть дело не в отдельных статьях и нормативах.

— Мы видим целую концепцию. Переименовали милицию в полицию, а в названии судов убрали слово «народный». Всё это делалось для того, чтобы отдалить государство от народа. Чтобы показать, что государство находится где-то сверху. Собственно, это внятная система. Есть господствующий класс и угнетаемый, что там может быть народного.

Но есть надежда, что концепция поменяется. В условиях ожесточенного конфликта приходится обращаться к народу. До этого господствующий класс жил припеваючи, что, как у Пушкина, «стадам не нужен дар свободы, их должно резать или стричь». А теперь народ должен оборонять государство. Я думаю, что это обстоятельство еще проявит себя.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.