Из-за Украины нефтедоллар доживает последние деньки | Новости 24
Business is booming.

Из-за Украины нефтедоллар доживает последние деньки

0 97

Из-за Украины нефтедоллар доживает последние деньки

В последнее время по разным причинам, и особенно — из-за дальнейшего повышения градуса напряженности в украинском конфликте, все большее число стран в мире задумывается о реализации собственных проектов взаиморасчетов друг с другом на основе национальных либо электронных валют.

Так, например, Бразилия и Аргентина недавно объявили, что готовятся к запуску совместной валюты («сур»), которая может стать аналогом евро для всей Южной Америки. По словам лидеров этих стран, общая валюта будет способствовать росту южноамериканской торговли, поскольку позволит избежать затрат на конвертацию и колебания обменного курса доллара, на расчеты в котором, по данным ФРС, еще в 2019 году приходилось порядка 96% торговли между Северной и Южной Америками.

Россия и Иран ввиду неимоверного количества введенных против них американских санкций начали совместную работу над созданием эдакого «токена Персидского региона» — обеспеченного золотом стейблкоина, призванного заменить доллар в международной торговле.

Объединенные Арабские Эмираты рассматривают возможность использования рупий в ненефтяной торговле с Индией в рамках подписанного в прошлом году соглашения, целью которого является увеличение торговли между двумя странами до 100 миллиардов долларов к 2027 году.

КНР стремится к тому, чтобы заменить доллар юанем в торговле нефтью, планируя уйти от нефтедолларового режима, действующего с 1970-х годов, при котором мировые нефтяные сделки в основном осуществляются в американской валюте. К тому же, в прошлом году Китай начал переговоры с Россией о создании новой резервной мировой валюты, основу которой составят не только юани, но и национальные платежные единицы Бразилии, Индии, России и Южной Африки.

На этом фоне Пол Крейг Робертс, который был сотрудником Белого дома еще при администрации президента США Рональда Рейгана, намедни заявил: если еще и Саудовская Аравия откажется от нефтедоллара, все это вкупе спровоцирует прямо-таки катастрофические события в США.

Недавние слова Эр-Рияда о том, что он открыт для платежей за нефть в валютах, отличных от доллара — очень важное, поясняет Робертс, однако СМИ его проигнорировали, а между тем, если дела саудитов не будут расходится с их публичными намерениями, то нефтедоллар ждет скорый конец. Спрос на доллар и его стоимость в мире упадут, а это серьезная угроза для власти Вашингтона и финансовой мощи американских банков, посыпает Робертс голову пеплом вслед за членом палаты представителей Конгресса США Марджори Тейлор Грин, ранее заявившей, что подход администрации Белого дома к украинскому конфликту доказывает миру — для ведения торговли и процветания не нужны ни доллар, ни дружба с США.

— С одной стороны, гегемония доллара в мировой финансовой системы понемногу уходит в прошлое, — поделился своим видением ситуации ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. — Уходит безальтернативность, когда все в мире было через доллар — взаиморасчеты, торговля­. Компании и страны уже не бояться использовать нацвалюты. В частности, та же Саудовская Аравия в своих нефтяных расчетах с Китаем ведет часть сделок именно в юанях. Где-то торгуются через евро, где-то еще через что-то. На смену однополярному долларовому экономическому миру приходит многополярный, многовалютный мир.

«СП»: — А с другой стороны?

— С другой стороны следует все же отметить, что на биржах-то торги осуществляются по-прежнему в долларах. Например, цена той же самой нефти сначала определяется в американских долларах, а затем переводится, например, в юани по их курсу к доллару. И это главная «ахиллесова пята» тех, кто считает, что от мировой резервной валюты доллара наступила пора отказываться — кардинальных изменений роли доллара как мировой резервной валюты пока все-таки нет.

Для того, чтобы они произошли, необходимо, чтобы биржи переходили именно на национальные валюты непосредственно при торгах. Вот тогда можно будет с полной уверенностью сказать — смотрите, мы вообще не используем нефтедоллар, он нам совершенно не нужен.

А пока определяют стоимость барреля нефти в долларах, пересчитывая потом по курсу нацвалют, получается, доллар необходим. Первый шаг, можно сказать, сделан в этом направлении, но до того, как сделать торговлю нефтью полностью независимой от американской валюты, надо сделать еще много других шагов в этом направлении.

«СП»: — То есть словам Пола Крэйга Робертса о неких катастрофических последствиях для США при отказе саудитов от доллара в нефтеторговле — фигурально выражаясь, излишнее сгущение красок?

— Пока американцы по-прежнему имеют возможность влиять на стоимость нефти на международном рынке теми или иными монетарными факторами. Например, в 2022 году им удавалось это делать, несколько раз поднимая ставку ФРС. Связь тут простая — денег в экономике стран все меньше, кредиты, таким образом, становятся все дороже. Соответственно, все меньший объем наличных средств поступает на биржи как таковые, а, значит, там меньше что-либо покупают, в том числе и фьючерсные контракты на нефть. Коль скоро спрос на них падает, нефть, естественно, дешевеет.

По крайней мере этот механизм воздействия на мировые цены на углеводороды все еще довольно эффективен в руках США. Следовательно, говорить о том, что «нефтедоллар уже все, рухнул», преждевременно. Он не рухнул. Да, появляются другие валюты в нефтерасчетах, но все происходящее пока, скорее, некое промежуточное состояние, чем падение нефтедоллара.

«СП»: — В какой-либо обозримой перспективе — краткосрочной ли, среднесрочной ли, долгосрочной — окончательного падения нефтедоллара можно ожидать?

— Я думаю, пока мы идем к некоей альтернативности. К тому, что доллар будет всего лишь одной из нескольких мировых валют, с помощью которых будут производиться расчеты и за нефть, и за другие товары. В дальнейшем, вполне возможно, доллар вообще как глобальную резервную валюту потеснят с пьедестала. Например, на эту роль все увереннее претендует юань.

Это связано не столько с нефтью, сколько с тем, что уровень конфликтности во всем мире неуклонно возрастает. И в рамках этой возрастающей конфликтности США не стесняются использовать свои финансовые институты и инструменты для политической борьбы.

Вот, например, взяли и арестовали (а по сути — отняли) часть российских международных золотовалютных резервов, заблокировав какие-то расчеты. Теперь что называется по полной программе давят на китайцев. Которые, на минуточку, вообще ведут себя очень миролюбиво, по крайней мере, внешне, не давая формальных поводов для санкций в отношении Китая, даже самолету Нэнси Пелоси на Тайване сесть позволили. Но их, тем не менее, все равно прессуют санкциями — а давайте-ка чипы не будем Китаю поставлять, давайте-ка высокие технологии Китаю запретим передавать, давайте-ка китайский «Хуавей» подожмем и так далее.

Естественно, что китайцы задумываются — они, вообще-то, на сегодняшний день крупнейшие в мире держатели американских ценных бумаг, по крайней мере недавно держали именно в них свыше 1 триллиона долларов. А в нынешних условиях Америка в один прекрасный день может их кинуть точно так же, как Россию. Просто возьмет и заявит: «мы вводим-де против Китая те или иные санкции и, следовательно, ничего больше вам не должны». И что тогда?

Китай, ясное дело, будет, мягко говоря, не в восторге от такого «кидалова» американцев. Вполне естественно, что, опасаясь подобного сценария развития событий, и Китай, и другие страны все серьезнее задумываются о диверсификации своих экономических инструментов и запасов.

«СП»: — Если весь мир сейчас видит, с какой бездумной легкостью США используют свои финансовые инструменты в грязной политической борьбе и все больше задумывается о предотвращении повторения подобной истории, стоит ли рассуждать в том ключе, что мировая финансовая система неотвратимо близится к порогу каких-то кардинальных изменений?

— Я лично думаю, что каких-либо по-настоящему революционных изменений ожидать все-таки не стоит. На мой взгляд, речь в перспективе идет скорее о некоем размывании международной финансовой системы — хочешь, во взаиморасчетах с другими государствами пользуйся юанем, хочешь — другой нацвалютой или биткоином, главное, чтобы твой контрагент безусловно признавал выбранную платежную единицу. А говорить о том, что нефтедоллар бесследно исчезнет и случится что-то из ряда вон выходящее, полагаю, все же не стоит.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.