БРИКС+ становится мировым лидером на рынке углеводородов | Новости 24
Business is booming.

БРИКС+ становится мировым лидером на рынке углеводородов

0 34

БРИКС+ становится мировым лидером на рынке углеводородов

Расширение БРИКС может изменить глобальные энергетические рынки, пишет OilPrice. О желании присоединиться к формату уже заявили более двух десятков стран Ближнего Востока, Африки, Латинской Америки, а шесть из них — Аргентина, Египет, Иран, Эфиопия, ОАЭ и Саудовская Аравия — станут полноправными членами БРИКС уже с 2024 года.

Потенциальная интеграция ОПЕК и стран-экспортеров газа в БРИКС угрожает энергетическим интересам Запада. Совпадение интересов БРИКС с интересами ключевых экспортеров энергоносителей, такими как Саудовская Аравия, Египет и ОАЭ, может произвести революцию на энергетических и товарных рынках.

По мнению автора статьи Сирила Виддерсховена (Cyril Widdershoven), интегрированный альянс энергетических гигантов изменит глобальную безопасность энергоснабжения, возможно, расставив приоритеты в маршрутах БРИКС. Это также распространяется на амбициозные проекты глобальной цепочки поставок, включая проект Китая «Один пояс — один путь», расширение портов ОАЭ и инициативы Саудовской Аравии «Видение 2030».

Расширение БРИКС чревато негативными последствиями не только для доминирования доллара США, но и для влияния Запада и доступа к энергетическим ресурсам и цепочкам поставок, отмечается в статье. По мере того как Эр-Рияд, Абу-Даби, Каир, Алжир и другие разворачиваются на Восток, включая Россию, возникает серьезная проблема.

«На повестке дня стоят не только углеводороды, но и доступ к цепочкам поставок и морским торговым путям. Интеграция Северной Африки и Ближнего Востока в БРИКС+ под руководством Пекина и Москвы усиливает давление», — говорится в статье.

Как считает ее автор, Китай и Россия больше не являются сторонними наблюдателями, они активно подрывают интересы Запада. Потенциальная интеграция стран ОПЕК и экспортеров газа в БРИКС угрожает энергетическим интересам Запада напрямую. Включение в состав новых членов позволит странам БРИКС контролировать 60% мировых запасов и добычи энергоносителей.

Объединение ряда стран в БРИКС стало следствием экономических процессов, которые идут уже давно, считает заместитель генерального директора Института Национальной энергетики Александр Фролов.

— Расширение поставок энергоносителей, расширение объемов взаимодействия в области энергетики предопределяет и развитие политических отношений с теми регионами, в которые вы наращиваете эти поставки. Если в БРИКС входит Китай, то надо расширять взаимодействие с Китаем. А учитывая, что в БРИКС входит еще и один из крупнейших поставщиков энергоносителей, с которым вы и так взаимодействуете по другим направлениям, то тем более БРИКС становится привлекательной точкой для взаимодействия.

Расширение БРИКС не ведет к изменению глобальных энергетических рынков, но изменение глобальных энергетических рынков ведет к расширению БРИКС. Такая последовательность. В мире подписывается много дурацких бумажек, по поводу которых эксперты высказываются как о судьбоносных, а дело с мертвой точки не сдвигается, потому что экономических предпосылок нет. Подписание — финальная, а не начальная стадия развития отношений в энергетической сфере.

Расширение БРИКС — естественный процесс в рамках текущих событий. Расширяются экономические отношения и нарастает неопределенность. При наращивании неопределенности разумный руководитель будет стараться складывать яйца в разные корзины, потому что какая-то из них явно будет бита.

В данном случае стараться развивать экономические и политические отношения с разными экономическими блоками, но для этого должна быть почва. Она и создавалась в последние годы.

Китай стал наращивать закупки нефти в России не по тому, что они входят в БРИКС. Он стал наращивать закупки до 2022 года, а то у некоторых политологов впечатление, что разворот на Восток произошел в феврале 2022 года.

Уже в 2021 году Китай был крупнейшим покупателем нашей нефти из всех стран. Это страна, также наращивающая закупки нашего газа и т. д. Они стали это делать не по тому, что вступили в БРИКС, но вступление и развитие отношений в рамках БРИКС упрощает некоторые процессы в области экономической интеграции, которые наблюдались и в прежние годы.

Расширение портов, увеличение поставок и прочее возможно не потому что расширится БРИКС, а потому что есть глобальные интеграционные процессы, для реализации которых необходимо совершить эти действия.

«СП»: Но это сближение, новые договоренности этих может привести к изменению логистики, ценообразования и т. д.

— Ценообразование вряд ли изменится. Доллар хоронить рано. Это долгий и мучительный процесс, его эмитент будет сопротивляться. Относится к США как к президенту Байдену, который явно заболел, неправильно и глупо. Это сильно расхолаживает. Не надо уподобляться тем же США, которые нас недооценили, себя переоценили.

Например, в марте 2022 года США объявили об эмбарго на российскую нефть и нефтепродукты, оно вступило в силу. Это привело к тому что цены на нефть стали расти, как невменяемые. В Штатах это разогнало инфляцию, ухудшило положение Демократической партии перед выборами и заставило руководство США откупоривать кубышку со стратегическими государственными запасами нефти и продавать, чтобы парировать возникшие на мировом рынке последствия. Это произошло из-за недооценки РФ и ее роли для мирового рынка нефти.

Не надо вести себя как США, надо работать над собой и понимать, что доллар за один день не исчезнет, и расширение доли того же юаня будет происходить постепенно. Между прочим, юань в торговле с нашей страной используется с 2014 года.

И нельзя сказать, что он лавинообразно обрушивает доллар, это процесс, который охватывает некие объемы мирового рынка. Мировой рынок за это время вырос. Доля доллара с 2014 года снизилась, но не сказать, что его позиции пошатнулись. И даже объединение стран в рамках БРИКС не обрушит доллар.

Даже если все компании стран, вошедших в БРИКС, торгующие с Китаем и со странами вокруг Китая, вдруг перейдут на юань, то какая доля рынка нефти перейдет на юань? Китай сегодня потребляет около 15 млн баррелей в сутки, США — 20. Даже если компании перейдут на юань, это будет означать, что юань займет 15% мирового рынка нефти, а доля доллара останется. Да, доля доллара будет сокращаться, но эта борьба на годы.

Расширение формата БРИКС будет приводить к увеличению доли юаня и национальных валют в международной торговле, но этот процесс уже идет.

Это будет происходить не потому, что страны объединились в БРИКС. Они объединились, потому что эти процессы идут. В рамках такого взаимодействия проще вырабатывать процедуры, взаимный документооборот разрабатывать проще и т. д.

Центральным звеном нарастающих интеграционных процессов является Китай. Это объединение происходит в том числе благодаря развитию проекта «Один пояс — один путь» и продолжающемуся развитию взаимодействия в области энергетики между поставщиками энергоносителей с тем же Китаем и иными крупными странами, их потребляющими. В частности, таковой является Индия, которая наращивает потребление энергоносителей.

Население в Индии уже превысило население Китая, им нужно больше нефти, газа. А у нас есть и то, и другое, и есть деньги, чтобы купить и построить заводы на территории Индии. Это уже делается. И с этих заводов можно поставлять нефтепродукты на рынки стран, которые сказали, что российские нефтепродукты им не нужны. А оказывается это не так просто сделать. Это, кстати, к вопросу, как можно недооценить политического противника.

«СП»: Расширение БРИКС будет способствовать росту инвестиций в энергетическую отрасль?

— Безусловно. И в прежние годы интерес к инвестициям в энергетические проекты был весьма значительным. Если взять интерес стран, которые входят в БРИКС, и приложить его к территории РФ, то он с годами лишь нарастает. Но нарастает и взаимный интерес. Российские компании готовы все больше денег вкладывать в страны БРИКС, потому что это страны растущие, с развивающейся экономикой, демонстрирующие темпы роста, недоступные ни Европе, ни США, и это страны крайне жадные до новых возможностей, которые им предоставляются с энергоносителями.

Развитие инвестиций будет, но этот процесс шел и в прежние годы, просто он, наверное, будет упрощаться в рамках формального членства этих стран в БРИКС, но принципиально ничего не изменится. Это возникает на базе уже существующих и развивающихся отношений со странами-членами БРИКС в иных сферах.

«СП»: На саммите БРИКС много говорили в том числе о различных экономических ограничениях, которые вводит Запад в отношении всех, кто им не нравится, и как этому противодействовать. Страны БРИКС+ смогут что-то противопоставить «потолкам» и прочим рестрикциям, если будут фактически контролировать рынок энергоносителей, да и ряда других направлений? Упростится взаимодействие?

— Это и так происходит. Например, Ирану до вступления в БРИКС страны БРИКС не помогали обходить санкции? Не просто помогали, некоторые страны БРИКС, смотрим Китай, игнорировали санкционные ограничения и закупали у Ирана нефть, притом больше, чем любая другая страна до того, как на Иран были наложены санкции.

Можно сравнивать экономический вес БРИКС, а можно посмотреть на показатели физические, например, на объем потребления энергоносителей. Если возьмем США и Евросоюз, то вместе они потребляют примерно треть всей нефти на планете. Китай и Индия вместе — порядка 20%, добавляем РФ, другие страны БРИКС и постепенно дотягиваемся почти до трети мирового потребления. Это уже сопоставимые объёмы, это означает, что этот центр потребления становится крайне интересен, на него можно опереться. То есть если вы поставщик, на которого наложили санкции, то смотрите, кто к ним не присоединился и оказывается, что есть мировой центр потребления, который к этим санкциям не только не присоединился, но и постоянно увеличивает объем спроса на энергоносители.

В текущем году ОПЕК регулярно пересматривает свой прогноз на 2023 год для США и особенно Европы в сторону ухудшения, а для Китая наоборот, в сторону увеличения. И это вовсе не желание ОПЕК подыграть Китаю в области прогнозов, это ситуация, при которой ОПЕК смотрит на достигнутые результаты, оценивает объемы потребления и делает выводы о перспективах.

Для поставщиков Китай и Индия — растущие центры потребления энергоносителей — являются естественными точками опоры. Почему они должны присоединятся к санкциям, которые им невыгодны? Тем более что вес того же Китая настолько велик, что нельзя на него просто наложить санкции и считать, что у тебя все будет хорошо.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.